Избранные места переписки Сидора Гаубица
      В помойной яме кирляндских хроник отдельное место занимает история державных сношений Кирлядии и Недокарпатья. Долгое время, курс новейшей истории придерживался официальной точки зрения, которая гласила, что во времена правления гетьмана Гывкыма Моржоми, Кирляндия по воле народных масс была воссоединена с Недокарпатьем. Однако ряд зарубежных исследователей утверждает, что данный акт волеиспускания не мог произойти по ряду объективных причин. Во-первых, по причине географической удаленности этих регионов (границы Кирляндии и Недокарпатья удалены друг от друга более чем на полторы тыщи кирляндских верст). Во-вторых, на тот момент и та, и другая держава входили в состав российской империи в качестве уездного захолустья. Оставим эти неуклюжие происки на совести продажных писак, которым до сих пор невдомек, что могучая воля нашего народа с сочетании с недержанием жгучего темперамента, никогда не смирится с их жалкими геополитическими домыслами. Чему ярким подтверждением служит приведенное ниже письмо российского резидента в Недокарпатьи, где нет ни единого слова о пресловутом Кирляндско-Недокарпатском недоразумении.

Публикуется на правах доноса

      Иже кланяется тябе Государе, вернай твой раб, и челом об этом мечет невоздержанно. Поелику ниже аяврика, сиречь первостепенной секретной цыдулой, наиважнеше спешу сообщить:
Девки здешние все до пояса в исподнем бегают, со срамотой непрекрытою, к чему в местной академике первостепенное развитие наукам происходит. Государь, вы и Ломоносову скажите, чтоб ружей кирпичом зазря не позорил, баснопизец, а иноземные обычия в прок пускал!
      По воинской же части заметил одно - здешний моченый огурец супротив нашего в двое крепче, и к руке ухватистей. Отчего в фортификации зело сильны басурмане, ибо свои болты не сверху кладут, а внутрь забивать могут, но сего тайное значение стерегут люто. При этом ряженой водкой брезгуют, а по нашему даже под кнутом не каются - а иной оказии сию тайну выспросить не имею, ибо токмач мой, боярин Яшка Пепельниц еще с масленицы как утопился в реке, так хари своей и не показывал. Видать, к татарам уплыл, Отечество позорить. Сына же боярского, тоже Пепельница, надысь имел за трапезою астраханский хан, с той поры их никто и не видывал. Поговаривают, сгнили оба в султанском гареме от утех скотских аж до самых пуговиц. К позору вящему, евойную кобылицу, боярыню -Пепельницу, велел я на кол надеть .так она , стерва уж с Николы -угодника слезать не желает . Знай, сидит себе на колу, окаянная, хороводы пузом пляшет. Да приговаривает, "А мне как на кол, так на праздник". (Прости, Господи).
      Из природных несуразиц коим был свидетелем, отмечу скачущую по небесам хвостатую комету, коия согласно астролябии, есть предвещение нового светопреставления. Отчего нашей державе никакой выгоды не предвидится, а нехристям и подавно.
      Так же за грехи наши тяжкие объявился в лесу поп Альфонса, что подлым народом именуется "падра". За три меры серебром берется тот "падра " извести любую хворь наложением поверх неё перстов. Особо охотно врачует разного рода немочь девичью, хотя не брезгует и другой домашней животиной. И при том, занимается Альфонса облегчением страданий болящего по подробным портретам, чем немало изумляет даже особ дворянского сословия. Подсунул я ему на пробу икону Варвары-Великомученицы византийского письма, так он три дня тужился на ней, чуть волосьями весь не изошел, а ничегошеньки-то и не смог, посему деньги мне возвернул с немалой досадой.
А на деле энтот "падра Альфонса", никто иной как беглый каторжник Ванька Утюг, как сказывал мне один знающий купец.
      И еще, помилуй мя государе за дурное прямописание, ибо перья на обед забяшил посол персиянский, за что крест целовал сменять на касторку Стеньку Разина. Но при том в рожу мне дразнился селедкой и велел дань сплатить за двести лет, а иначе грозился на Руси безразборно целомудрие ввести.
На сим как был так и есть
Отечества верный холуй,
Казённый государев человек
Сидор Гаубиц.
 
© 1994 - 2011 проект ПДС